Арктика сделано в России

0
507
Arktika_sdelano_v_Rossii

На развитие арктической зоны Россия готова потратить несколько триллионов рублей. И не зря — в холодных недрах таятся запасы ископаемых на десятки триллионов долларов. Но чтобы начать здесь зарабатывать и сделать проекты по-настоящему рентабельными, придется набраться терпения: большинство проектов рассчитаны на десятилетия вперед. Мы попытались выяснить, какую пользу это затратное направление приносит уже сейчас.

Россия планирует направить на развитие арктической зоны до пяти триллионов рублей до 2030 года. На эту сумму предполагается реализовать 150 проектов, отобранных в российском правительстве, рассказывал вице-премьер Дмитрий Рогозин. По его словам, основная часть средств поступит из внебюджетных источников.

В макрорегионе есть на что потратиться. «По оценкам РАН, в арктической зоне сконцентрирована подавляющая доля общероссийских и общемировых запасов, в том числе золота — 40 процентов, нефти — 60 процентов, газа — от 60 до 90 процентов, из них 30 мировых, хрома и марганца — 90 », — перечислял президент Владимир Путин богатства Арктики.

Из предполагаемых пяти триллионов инвестиций почти половина — 48 процентов — пойдет на проекты в сфере добычи природных ископаемых. Еще 16 процентов средств потратят на транспорт, 7 процентов — на геологоразведку, пара процентов — на меры по охране окружающей среды. Всего же в российской Арктике полезных ископаемых на 30 триллионов долларов, подсчитывали в МЧС. Но чтобы добраться до этих богатств, понадобится не одна сотня миллиардов и не один десяток лет.

«Сейчас неподъемно реализовать сразу все, — признает директор Центра экономики Севера и Арктики Совета по изучению производительных сил (СОПС) Александр Пилясов. — Это очень крупные инфраструктурные проекты. Их монументальность подавляет и порождает даже некоторый скепсис».

Но что же тогда в ближайшей повестке дня?

Арктика России — теплый разговор во льдах

Пока государство совместно с крупными компаниями пытается выстроить проекты в очередь и прикидывает масштабы инфраструктуры, Арктика остается одной из немногих территорий конструктивного диалога, уверяют многие политики. По словам Рогозина, Москва активно взаимодействует по арктической линии «и с США, и с Канадой, и с другими странами, которые имеют отношение к НАТО». «Мы не испытываем здесь никаких проблем, которые испытывали на других международных площадках», — указывал российский вице-премьер.

Лидеры стран, прибывшие на Арктический форум в Архангельск на прошлой неделе, действительно беседовали подчеркнуто спокойно. «Россия исходит из того, что в арктическом регионе нет потенциала для конфликтов», — заявил Путин, и коллеги из Исландии и Финляндии поддержали его настрой.

Состав форума вообще на этот раз получился солиднее, чем обычно. «Ожидали 500 участников, а было две тысячи, — говорит спецпредставитель российского президента по международному сотрудничеству в Арктике Артур Чилингаров. — От арктических государств приехали министры иностранных дел, США прислали посла».

Тем не менее санкции и общее ухудшение отношений Москвы с западным миром все-таки повлияли на уровень и содержание контактов. После введения санкционных ограничений с территории ушли гиганты мирового энергорынка ExxonMobile и Eni, напоминает ведущий научный сотрудник Центра Северной Европы из Института Европы РАН, член научно-экспертного совета Валерий Журавель. По его словам, для Москвы потери довольно ощутимы. «К сожалению, у нас такой техники нет. На 80 процентов, а то и больше, мы зависим от зарубежных компаний», — указывает эксперт.

В то же время он отмечает, что макрорегионом одновременно очень интересуются азиатские игроки — Китай, Сингапур, Корея и Япония. «На словах и на деле мы должны разворачиваться к азиатским инвесторам, но работа с ними специфична, требует определенных навыков», — добавляет Александр Пилясов из Центра экономики Севера и Арктики (СОПС).

Освоение Арктики Россией — инфраструктура опасений

В ожидании азиатов, способных прийти с деньгами в российскую Арктику, ученые констатируют дефицит местного населения. По данным Центра Северной Европы, в макрорегионе проживают около 85 тысяч представителей коренных и малых народов Севера. «В 2009-м году на них выделялось 600 миллионов рублей, в прошлом году — 60 миллионов», — недоумевает Валерий Журавель. Население сокращается, а для развития территории остро нужен человеческий капитал.

Заселять местность можно на вахтовой или постоянной основе, но второй вариант предпочтительнее, считает эксперт. В частности, этому поспособствует создание новых военных объектов, говорит старший научный сотрудник Центра Северной Европы.

Однако как только речь заходит о милитаризации Арктики, тон политиков и даже ученых меняется. «Норвегия себя плохо ведет и в плане того, что создает препятствия вокруг Шпицбергена (архипелаг считается норвежской территорией, но вести хозяйственную деятельность там имеют право и другие государства, включая РФ)», — подчеркивает Журавель. В 2015 году, например, МИД Норвегии возмутился тем, что Шпицберген посетил российский вице-премьер Дмитрий Рогозин.

В феврале военная разведывательная служба Норвегии обнародовала доклад об угрозах безопасности, большая часть которого была посвящена России и ее планам наращивать военный потенциал в Арктике. Позднее сообщили, что королевство может присоединиться к системе противоракетной обороны НАТО. «Норвегии придется понять, что, став форпостом НАТО, ей придется столкнуться лицом к лицу с Россией, с российской военной мощью», — заявлял в связи с этим российский посол в Осло Теймураз Рамишвили.

Суммарно Норвегия и Дания провели около 150 учений в непосредственной близости от северо-западных границ России, подсчитывают отечественные эксперты. Из-за нарастания напряженности с 2014 года практически прекратились контакты с норвежцами по линии Минобороны.

Все это не лишает надежд на адекватный уровень сотрудничества, уверен Артур Чилингаров. И напоминает: бывало, что с норвежцами приходилось договариваться по несколько десятилетий, но в результате — успешно. Так, в апреле 2010 года страны решили вопрос о разграничении спорной территории в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. По оценке премьера Йенса Столтенберга, переговорный процесс в общей сложности занял почти 40 лет.

На фоне развертывания американской системы ПРО и необходимости увеличить число жителей Россия тоже размещает в Арктике свои военные объекты. Три года назад, когда формирование российских воинских частей в Арктике близилось к завершению, Путин также объявил о создании единой системы базирования кораблей и подлодок нового поколения. Кроме того, было принято решение усилить морскую составляющую пограничной группировки сил.

Арктика, сделано в России — кропотливая гонка

Безоблачному диалогу с арктическими государствами мешает и нерешенный территориальный вопрос. Москва заявила о претензиях на 1,2 миллиона квадратных километров шельфа в 2001 году. Первая заявка была отклонена, подготовка второй заняла десяток лет. Ближайшим летом ее придется подавать повторно из-за обновления состава комиссии ООН по континентальному шельфу, говорил министр природных ресурсов и экологии России Сергей Донской. Дания также подала заявку на расширение шельфа, в то же время на участки претендует Канада.

Тем временем продолжается разработка тех 150 перспективных проектов, на которые Россия хочет потратить триллионы рублей. Один из них — «Ямал СПГ» — как ожидается, выдаст продукцию к концу нынешнего года.

Но и отдаленные перспективы остальных инициатив экспертов не очень смущают. «Важны отдельные успешные проекты, которые будут тиражировать не только сам конечный продукт, но и компетенции, навыки работы с теми же азиатскими инвесторами, чтобы потенциально потом прийти к каскадному эффекту», — отмечает директор Центра экономики Севера и Арктики СОПС Александр Пилясов. Но добавляет, что все это — «дело не минутное, а долгое и кропотливое».

Главным же практическим проектом — помимо вылова водных биоресурсов и пока еще очень дорогой добычи углеводородов — в российской арктической зоне остается Северный морской путь, сокращающий дорогу из Европы на Дальний Восток почти вдвое.

«Если реально говорить о нашем СМП, то мы объективно имеем право здесь командовать. У нас есть соответствующие ледоколы, которые могут проводить иностранные суда», — отмечает Валерий Журавель.

И хотя Путин публично отказывался соревноваться с Америкой на арктических просторах, результаты российской деятельности все-таки замечают и учитывают за рубежом. Так, бывший начальник Береговой охраны США, адмирал в отставке Тэд Аллен призывал американцев вложиться в строительство ледоколов. У США их всего два, хотя даже Китай, далекий от северных широт, уже строит третий, говорил военный.

«Среди арктических стран Россия преуспела в развитии региона больше всего, — заключили, в свою очередь, норвежские СМИ по итогам форума в Архангельске. — Американцы чувствуют, что теряют инициативу, уступая ее русским и китайцам».

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ