Блокада Донбасса — последствия для Украины

0
1657
Blokada_Donbassa_Pochemu_Poroshenko_razorval_jekonomicheskie_svjazi_s_Donbassom

15 марта власти Украины приняли решение о введении полной грузовой транспортной блокады неподконтрольных территорий Донбасса. Таким образом, частичная блокада мятежных республик со стороны радикальных элементов сменяется официальной, которая, по всей видимости, будет бессрочной. Кто и почему принимал резонансное решение, как отреагировал Запад и какие могут быть последствия.

Не смог победить? Надо возглавить!

Введению официальной товарной блокады Донбасса со стороны Киева, как известно, предшествовала блокада республик гражданскими активистами, с главными заводилами в лице народных депутатов Украины Семена Семенченко, Егора Соболева и Владимира Парасюка. Напомним, что об акции было заявлено еще в конце декабря прошлого года. В январе активисты (как неоднократно подчеркивали организаторы блокады, основной движущей силой выступили ветераны АТО — антитеррористической операции, так в Киеве называют боевые действия на юго-востоке) заблокировали две железнодорожные ветки в Луганской области, потом перекрыли ряд железнодорожных переездов в Донбассе, а в феврале «редут» был возведен и на автомобильной трассе Ясиноватая — Константиновка. Власти в Киеве — как президент, так и правительство — отзывались о блокаде крайне негативно, ссылаясь на те проблемы, которые она создает для экономики страны. Впрочем, словами все и ограничивалось. Реальных действий по ликвидации этой инициативы Киев не предпринимал, более того — глава МВД Аваков дал понять, что силового разгона точно не будет. А вот реакция Донецка и Луганска была не в пример жестче. Сначала Киеву выдвинули ультиматум о снятии блокады, а когда он не был выполнен — десятки предприятий украинской юрисдикции в республиках Донбасса попросту перешли под внешнее управление властей ДНР и ЛНР.

Нет сомнения, что изначально игра в блокаду Донбасса была исключительно украинской внутриполитической разборкой. Большинство экспертов сходится во мнении, что за всем этим стоит олигарх Игорь Коломойский, таким образом поквитавшийся с властями Украины за все свои утраченные активы и проблемы последних лет. Некоторые политологи, знакомые с ситуацией, не исключали, что блокаду придумал сам… Ринат Ахметов, чтобы получить дополнительные бонусы от дефицита угля, который должен был неизбежно возникнуть в итоге этой акции. Звучали также мнения, что на самом деле блокады никакой не было — мол, делали соответствующую картинку и пиар, а нужные грузы спокойно пропускали в оба направления. Однако, как обычно на Украине, все очень быстро пошло не так. После решения о национализации, принятого и оперативно реализованного в ДНР и ЛНР, робких попыток силового решения вопроса и хаоса, который они породили (включая старый добрый захват облгосадминистраций и пылающие шины) официальному Киеву срочно понадобился новый план действий. Так власти Украины и пришли к официальной блокаде. Можно сказать, что для Киева это игра ва-банк.

15 марта на экстренном заседании Совета национальной безопасности и обороны президент Порошенко внес предложение полностью приостановить грузоперевозки через линию разграничения в Донбассе, исключая гуманитарную составляющую. Его логика не очень понятна. Он сначала обрушился на организаторов неофициальной блокады, которые своими действиями «отдалили перспективу возвращения оккупированных территорий, так как оккупанты легко могут получить все, что им нужно, через неконтролируемые участки украинско-российской границы». А потом тут же предложил столь вредную блокаду… узаконить. «Поэтому (…) предлагаю принять решение о временной полной остановке транспортного — и не только железнодорожного — сообщения с оккупированной территорией. Оно будет действовать до тех пор, пока оккупанты не вернут назад под юрисдикцию Украины украденные украинские производства», — объявил Порошенко.

Решение было принято и в тот же день, буквально через несколько часов, воплощено в жизнь силовиками. Более того, как потом уточнил секретарь СНБО Александр Турчинов, запрет на перемещение грузов привязан не только к возвращению под украинскую юрисдикцию «захваченных предприятий», но еще и к реализации пунктов 1 и 2 «Комплекса мер по выполнению Минских договоренностей от 12 февраля 2015 года» (прекращение огня и отвод вооружений). В общем, Киев сделал условия снятия блокады фактически невыполнимыми.

Резонанс от принятых решений был так силен, что вечером того же дня Порошенко пришлось прервать свой долгий мораторий на общение с прессой и выйти на телеинтервью. Здесь ситуация немного прояснилась. Оказывается, вопреки пропаганде Киева, часть бывших украинских предприятий на самом деле с 1 марта перерегистрировалась и начала платить деньги в бюджеты республик Донбасса. «Мы не могли принять продукцию из захваченных, украденных производств, и ситуация требовала решительных и быстрых действий. И это первая мотивация, которая полностью запрещает перемещение товаров», — сообщил президент Украины. Тут надо обратить внимание на то, что национализация состоялась 1 марта, а решение СНБО датируется 15 марта, так что какой бы ни была истинная мотивация Киева, «быстротой» и «решительностью» здесь даже и не пахнет.

Недоумение Запада

Очень похоже, что действия Киева всерьез ошарашили «западных партнеров» украинской власти. Судя по официальным комментариям, в США инициативу не поддержали, а в ЕС вообще встретили достаточно критически. «Мы внимательно отслеживаем блокаду на востоке Украины (…). Я просто хочу подчеркнуть важность решения вопроса мирным путем и способом, чтобы была поддержана территориальная целостность Украины в пределах ее международно признанных границ», — прокомментировал ситуацию представитель Госдепартамента США Марк Тонер. Представительство ЕС на Украине выразило крайнее удивление развитием событий. «Мы просили украинское правительство принять инклюзивный подход по отношению к местному населению, чтобы уменьшить его страдания (…) и сформировать условия для примирения. Блокада же негативно влияет в первую очередь на население по обе стороны от линии соприкосновения», — отметил посол ЕС на Украине Хьюг Мингарелли. В том же духе выступила пресс-секретарь Еврокомиссии Майя Косьянчич, сообщившая, что последние решения Киева противоречат подходу Брюсселя к вопросу урегулирования в Донбассе и создают риск для дальнейшего негативного влияния на гуманитарную ситуацию. «Мы тщательно будем отслеживать влияние решения на гражданское население», — пообещала она.

Чтобы у властей Украины не было никаких сомнений, с резкой и далекой от дипломатических интонаций критикой блокадного решения выступили лидеры ЕС — Германия и Франция. По их мнению, последние шаги Киева еще больше отдаляют реинтеграцию Донбасса. Мартин Шефер, пресс-секретарь министра иностранных дел ФРГ Зигмара Габриэля, заявил о «продолжающихся тенденциях к расколу на Украине, которые вызывают серьезное беспокойство». «Украинская сторона предприняла слишком мало действий против украинских националистов, которые организовали блокаду. Вместо того чтобы противодействовать этому, украинский Совет национальной безопасности и обороны принял решение полностью запретить товарообмен. Это приводит к усилению разрыва», — подчеркнули в немецком дипломатическом ведомстве.

Катастрофическая слабость экономики

Не секрет, что полная блокада Донбасса нанесет сильнейший удар по украинской экономике, и без того переживающей сейчас далеко не лучшие времена. С другой стороны — у правительства Украины появился очень удобный повод свалить на блокаду все негативные последствия проводившихся в стране «реформ» и объяснить, почему многократно обещанное в 2017 году процветание в очередной раз откладывается. Премьер-министр Владимир Гройсман об этом уже осторожно предупредил с телеэкранов. «Наша экономика будет слабее, нам необходимо будет пересматривать в том числе прогноз экономического роста, что является очень и очень большим вызовом для всех нас», — отметил он. Глава правительства видит два выхода из ситуации. Первый — «находить нестандартные решения». Что имеется в виду, премьер не пояснил. Второй — экономия. «Это абсолютно очевидно», — тут объяснения даже и не потребовались. Понятно, что экономить будут именно за счет населения. Проверенный способ пополнения бюджета — урезание-замораживание соцвыплат и очередное повышение разнообразных тарифов.

Министр финансов Александр Данилюк считает, что потери от блокады Донбасса могут достичь двух процентов ВВП в худшем случае, и 1-1,3 процента — в базовом сценарии. Нацбанк согласен с этим прогнозом, а вот эксперты настроены гораздо более пессимистично — ВВП упадет на пять процентов, снижение валютной выручки приведет к дальнейшей девальвации гривны, государство не досчитается порядка 30 миллиардов гривен прямых налогов, которые еще в прошлом году поступали в Киев с предприятий, находящихся на неподконтрольной территории. Радикальнее других оценивает положение дел экс-губернатор Одесской области Михаил Саакашвили — он заявил о потере семи-восьми процентов ВВП в 2017 году. «Вынужденное решение президента выставляет его крайне слабым, но также обнажает катастрофическую слабость олигархической экономики», — не скрывал злорадства новый украинский оппозиционер.

Но пожалуй, самый неприятный сюрприз Киеву преподнес МВФ. В Киеве считали, что с очередным траншем фонда не возникнет никаких проблем, формализовать решение должны были 20 марта. Однако буквально в последнюю минуту «украинский» вопрос загадочным образом исчез из повестки дня. Таких поворотов в непростой истории отношений МВФ и Украины еще не было. Чуть позже выяснилось, что Фонд перенес рассмотрение вопроса именно из-за решения о блокаде, мол, теперь надо уточнить все расчеты «для максимальной эффективности программы». По сути же, МВФ видит, что дело плохо, и, похоже, умывает руки, не сильно утруждаясь дипломатическими нюансами. А это ставит точку на любых других инвестициях и кредитах для Киева (в ближайшее время предполагалось еще 600 миллионов евро от ЕС).

Чего наелась Украина

Итак, введением официальной блокады Донбасса Киев резко осложнил отношения с Западом, обрек на агонию остатки украинской экономики и промышленности, и это уже не говоря о серьезнейших внутриполитических конфликтах. А степень накала этих конфликтов можно проиллюстрировать высказыванием одиозного депутата Рады Мустафы Найема, с формального призыва которого начался в 2013 году Евромайдан. Политик фактически признает окончательную потерю Донбасса, после чего пафосно вопрошает: «Мне одному кажется, что мы на шару наелись г*****на?! (экскрементов)».

Так чего ради это сделано, в чем же состоит «хитрый план» Порошенко? А весь фокус в том, что никакого плана сейчас у него и нет. Принятое решение — результат внутриполитической ожесточенной борьбы без малейших оглядок на дальнейшую перспективу. На кону, по всей видимости, будет кресло премьер-министра Украины. Уже в апреле истекает годовой иммунитет нынешнего правительства Владимира Гройсмана, после чего Рада может инициировать очередную смену кабмина. Сейчас можно говорить о резком усилении позиций «Народного фронта», поскольку именно от его лидеров — секретаря СНБО Турчинова и главы МВД Авакова — во многом зависит развитие событий. Порошенко же пошел на это, поскольку от «радикальной» блокады Донбасса мог проиграть еще больше. Формально возглавив этот процесс, он надеется со временем вывернуть его в выгодную для себя сторону — какую бы цену за это ни заплатило государство Украина.

По материалам: lenta.ru
anonssmi.ru

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ