Итоги 2017 года в экономике России

0
734
Itogi_2017_goda_v_jekonomike _Rossii_retrospektiva_rosta_jekonomiki_Rossii

Ничто не преуспеет, как успех, и кто лучше знал бы, чем Льюис Кэролл, автор знаменитых «Приключений Алисы в Стране Чудес». Однако мало кто знает, что побудило его назвать его продолжение «Через зеркало и что там нашла Алиса».

Сам факт, что Льюис Кэрролл совершил свою единственную поездку за границу – в 1867 году – в Россию, может дать нам намек. И это ставит меня в хорошую компанию, поскольку я стараюсь описать то, что я нахожу в России, с момента моего назначения в качестве ведущего экономиста Всемирного банка в Российской Федерации в Москве.

Я постараюсь представить как можно более объективное представление о «твист-оборотной» экономике России. Мне кажется довольно интересным, разочаровывающим, а иногда и забавным, как стереотипно характеризуется российская экономика в двухполярных терминах: «хорошо или не хорошо». Смотровое стекло тонировано или подвешено свинцом. Следовательно, моя четкая приверженность объективности.

Как вы могли бы правильно спросить? Ответ прост. Основываясь на этом столбце на данных, и когда данные недоступны, опираясь на экономическую теорию. Конечно, данные могут быть ошибочными, а экономика – ошибочной. Тем не менее, данные и экономическая логика остаются нашей лучшей защитой от наших человеческих предрассудков.

Как экономика России выступила в 2017 году?

Начнем с положительных результатов. После девяти последовательных кварталов рецессии в 2014-2016 годах это замечательное достижение, которое сложилось в экономике России от спада до выздоровления. Рост был снижен на фоне рецессии, минус 2,8% всего два года назад, а сегодня это плюс 1,7%. Этот поворот был обусловлен тремя факторами:

Во-первых, углубление внутренней макростабильности: благодаря Центральному банку России, нацеленному на инфляцию, страна пользуется самой низкой инфляционной средой в истории: годовая инфляция в настоящее время составляет всего 4%, а не одну треть всего лишь несколько лет назад. Если бы инфляционные тенденции в 2015 году сохранились, тарелка салата Оливье составила бы сегодня 402 руб вместо 312 руб.

Между тем, удобное покрытие для импорта более 16 месяцев; высокий уровень международных резервов (более 420 млрд. долл. США); и гибкий режим обменного курса продолжает помогать экономике преодолевать внешние потрясения. Государственный долг перед ВВП составляет около 17% (площадка евро составляет почти 90%).

К концу 2017 года дефицит бюджета (как общий, так и федеральный) составил более 2% ВВП, что не является признаком расточительности. Добавьте к этому обновленное фискальное правило России, и можно почти сказать, что макрос становится скучным. Может быть, макрос, как бухгалтерский учет и стоматология, должен быть скучным?

Во-вторых, укрепление мировых цен на сырьевые товары: цены на нефть, которые упали до 27 долларов за баррель в начале 2016 года, теперь находятся в комфортном диапазоне в середине 50 долларов. Продолжается также соответствие между странами-производителями нефти. Это хорошая новость для любого экспортера товаров, включая Россию.

В-третьих, восстанавливаемая глобальная экономика: это первый раз после глобального финансового кризиса 2008 года, когда крупные развитые экономики выросли синхронно. С ожидаемым ростом на 2,1% и 1,5% в 2017 году экономика Соединенных Штатов и Японии укрепилась, в то время как в странах еврозоны рост на 1,7% значительно превышает оценочный потенциал около 1%. В 2017 году азиатские экономики, а именно Китай, Индия и Вьетнам – все важные торговые партнеры на российском центральном Востоке – обеспечили значительный рост на 6,7%, 7,2% и 6,3% соответственно.

По сути, Россия помогла сочетанию макростабильности и удачи (укрепления цен на нефть и восстановления мировой экономики). Здесь я должен подчеркнуть заниженное признание удачи. Мы часто переоцениваем рост политиков, когда основным фактором является, действительно, просто удача.

Известная статья Уильяма Истерли и др., озаглавленная «Хорошая политика или удача?», Прекрасно подчеркивает этот момент. Поскольку эта статья провокационно утверждает, что везение важнее политики. Это напоминает мне историю о том, кто когда-то привел талантливого генерала к Наполеону. Наполеон возразил: «Мне все равно, талантлив он. Ему повезло”? Несомненно, Россия выиграла от удачи (в том числе хорошего климата, способствуя тому, что Россия стала крупнейшим производителем и экспортером пшеницы в мире).

Как насчет проблемных областей?

Ну, есть несколько:

Одно очевидное – снова удача, но на этот раз невезение. Хотя основной глобальный рост (прогнозируемый почти на 3% в этом году) является сильным, он может быть не устойчивым из-за снижения инвестиций и роста производительности труда. Кроме того, высокая задолженность также является проблемой (задолженность домашних хозяйств растет в развивающихся странах, и есть признаки того, что корпоративные балансы становятся более уязвимыми, в том числе и российские, где нефинансовые корпоративные секторы также демонстрируют более слабые условия).

Дело в том, что если нынешний пробег удачной глобальной удачи из-за этих факторов или других, таких как значительное падение цен на нефть, или внезапное ужесточение глобальных финансовых условий, это не станет хорошим предзнаменованием для мира или для России.

Есть и другие, о чем говорит наш последний российский экономический отчет. Во-первых, несмотря на скромное снижение уровня бедности в 2017 году, почти 20 миллионов россиян по-прежнему остаются за чертой бедности. Во-вторых, даже при исторически низком уровне безработицы около 5% уровень безработицы по регионам остается неравным: с 1,3% и 1,7% в Москве и Санкт-Петербурге до 18,7% в Республике Тыва и 27% в Ингушетии.

Наш отчет показывает, что регионы также несут на себе основную тяжесть фискальной корректировки в кризисные годы за счет массового сокращения социальных расходов. Больше разрезов может быть не устойчивым и не желательным. В-третьих, банковский сектор остается хрупким. Недавние взятие на поруки 3-го, 5-го и 9-го крупнейших частных банков (Otkritie, B & N Bank и Promsvyazbank) указывают на сохраняющуюся хрупкость в российской банковской системе. Как новый механизм разрешения банковской деятельности будет реализован, он станет ключом к сохранению стабильности и восстановление доверия общественности.

Хотя эти недавние неудачи не вызвали заметного стресса в более широком банковском секторе, их долгосрочный эффект – отсутствие полного лишения – скорее всего, увеличит государственную собственность на банковский сектор. Это вызывает озабоченность по поводу долгосрочных проблем конкуренции и инноваций. Возможно, это хороший момент, чтобы положить конец этой колонке.

Подводя итог 2017 году: Россия отходит от рецессии к восстановлению и может противостоять не столь серьезным колебаниям в мировой экономике. Однако улучшенная макроустойчивость была связана с сокращением роста физического и социального капитала.

Действительно, проблемы России сейчас лежат прежде всего в ее границах, таких как усиление конкуренции и инноваций, которые заставляют включить рост производительности России – конечную движущую силу экономического роста. Как большинство комментаторов почему-то не указали, производительность в России была низкой и снижалась еще до того, как в 2014 году произошел удар по двойным ценам на нефть и санкциям. Может ли это измениться в 2018 году? Будьте на связи…

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ