Экономическая война против России

0
806

Санкции США и ЕС, действующие сегодня по отношению к Российской Федерации, были введены после поддержки Россией «сепаратистов» восточных районов Донецка и Луганска, Украины, а именно этнически российских районов, которые хотели отделиться или, скорее, стать автономными, от остальной части страны, вызвали настоящую экономическую войну против России.

Как всё начиналось

Трудно сказать, начинался ли украинский конфликт сначала прозападными боевиками, использовались ли насильственные пути, средства, сейчас непонятно, потому что, вопрос о санкциях носит политический характер: с обязательными коммерческими ограничениями, дополнительными омнесами для стран, придерживающихся основных международных организаций, — для уменьшения политического, экономического, финансового, военного потенциала страны боевых действий.

С четырьмя исполнительными распоряжениями Соединенные Штаты ввели ряд санкций против России, хотя до сих пор неясно, всегда ли режим санкций полностью попадает в целевую страну, если удастся направить свои отрицательные последствия только на геополитический сектор, который должен быть определён.

За долгую историю санкций чрезмерное наказание страны-кандидата всегда было классической стратегией, впоследствии неумышленно приводящее к массовой поддержке «плохого» лидера либо «опасной» партии, независимо, является ли она популистской, «Расистской» либо иной.

Экономическая война против России — что за этим стоит?

Сегодня старые идеологии Зла больше не практикуют, поэтому нам нужно придумать новую маркировку для глобальной диффамации, намного превышающую обычный тоталитаризм. Нам нужно искусно создавать множество возможностей для средств массовой информации, которые часто при фиксированных моментах не имеют фактического отношения к преступлениям, совершенными целевым государством.

В какой-то мере санкции — запланированное исключение целевой страны с мирового рынка: случай с Россией показывает, что санкции США направлены на ограничение доступа России к международным финансовым услугам, энергетическую отрасль США, военную промышленность.

Цели эти достижимы как путём отчетности, так блокирования личных, финансовых движений конкретных лиц: предпринимателей, финансистов, руководителей целевого государства, отмеченных конкретными списками, сегодня часто являющиеся публичными.

Товары и деньги заблокированы

Соответствуя американской оперативной традиции, потенциал задолженности предприятия вражеского государства может быть значительно сокращен, но только на международном рынке. Может быть запрет предоставления определённых товаров, услуг, технологий доступным «целевой стране».

По сути, для Российской Федерации это всё ещё касается добычи, переработки природного газа и нефти.

Экономическая война против России направлена ограничить экспорт российской военной продукции, наложение блока запретов строительства систем вооружения, которые конечным итогом могут быть использованы Россией.

Экономические санкции США находятся под ведением ОФАК, экспортный контроль контролируется Министерством торговли США, Бюро промышленности и безопасности, дополняя Государственный департамент США, Управление по контролю за обороной.

Без дальнейшего усложнения структуры присутствуют нижеупомянутые правила:

  1. Директива No1 ОФАК рассматривает финансовый сектор, сектор услуг российской экономики, запрещающий любую транзакцию более тридцати дней со всеми субъектами списка, по отношению к людям российского происхождения или в пользу российского правительства;
  2. Директива No2 запрещает любые виды экономической, финансовой сделки физическим, юридическим лицам, занимающихся осуществлением операций от имени российской системы, касающейся природного газа, нефти, поступающих с территории России;
  3. Директива No3 касается контроля, исключения Российской Федерации из глобального рынка военных технологий;
  4. Директива No4 касается запрета нормальных коммерческих отношений с Россией по вопросам нефти, газа Арктики, неопределённых «соседних районов».

Политический признак экономической войны против России

Sankcii-ES-protiv-RF

2014 год — применяя меры «против российского промышленного сектора», вышеупомянутое Бюро промышленности, безопасности (БМР) осуществило, улучшило санкции против России определенной лицензией некоторых коммерческих продуктов, особенно если экспортеры «знают, что их продажа в Россию может быть использована, прямо либо косвенно, для добычи газа, нефти, может ли этот экспорт использоваться для глубоководных исследований России, прилегающих территориях Арктики».

Вышеупомянутый BIS блокирует любой экспорт продуктов, способных содержать части, используемые существующими системами вооружения. После «Крымских событий» экономическая война против России стала менять тактику, стратегию США, хотя они часто могут пересекаться.

Это признак политического, стратегического дублирования, не способный пройти долгий путь, действительно, многие военные элиты, включая НАТО, считают устаревшими. Это, конечно, без связки с антиамериканизмом, но имеет комплексную оценку стратегических, коммерческих целей ЕС, США. Перекрытие новых областей влияния, их естественное будущее расхождение. Разные интересы между ЕС, Соединенными Штатами по отношению к Африке, Ближнему Востоку или нет?

Проблема сложна и не определена

Однако Европа ввела более традиционные санкции к Российской Федерации, касающиеся отдельных лиц, подразумевая запреты осуществлять поездки, замораживание средств. ЕС предусматривают меры, ограничивающие доступ к финансовому капиталу конкретным российским финансовым, оборонным учреждениям.

Существуют ограничения экспорта товаров, технологий двойного назначения, способных каким-то образом определять военные операции, другие ограничения, касающиеся технологий общего военного списка, ограничения нефтяных технологий.

Существует много различий между двумя режимами санкций

Соединенные Штаты рассматривают нефть, тех, кто занимается этой отраслью, Европа — только нефть.

Однако, имея конкретную ссылку санкций ЕС, Дума предлагает заблокировать «коммерческий документ», предложенный «Газпромом», подразумевающий санкционирование европейских нефтяных компаний, приобретших платежные ценные бумаги «Газпрома», являющиеся экстерриториальными. Для ЕС сегодня единственными санкционированными являются компании «Роснефть», «Транснефть», «Газпромнефть».

Ни один из двух режимов санкций не даёт явных ссылок, запрещающих «природный газ» — всегда упоминается только масло. Законодательство ЕС не является экстерриториальным; подозрительные долларовые «транзакции» через американские банки законодательство США будет управлять этими сделками, как если бы они осуществлялись с их национальной территории.

2004 год — Соединенные Штаты создали сложную сеть антироссийских санкций, чтобы ослабить европейскую конкуренцию? Как мы увидим позже, это ещё одна возможная гипотеза.

Помимо серьёзного ущерба для европейской экономики, оценивающегося некоторыми важными источниками средств массовой информации более чем 100 млрд. Евро для всего ЕС, потерей 2 млн. рабочих мест, мы должны учитывать эти эффекты ещё более сложными для Соединенных Штатов.

Однако для Российской Федерации последствия санкций довольно сложны, хотя это для нас простая «целевая страна». 2009 год — российская экономика быстро сократилась на 2,8%, следуя классическому правилу, согласно которому экономика, подвергнутая санкциям, более чувствительна к асимметричным шокам, исходящим извне. Однако следующий год дал России экономический потенциал роста — 4,5%, продемонстрировав признаки восстановления, свидетельствующие о централизованной, планируемой реакции на глобальный кризис, операции экономической войны, а именно, санкции США.

Иностранные инвестиции, привлекаемые Россией, по-прежнему падают, согласно последним данным Банка международных расчетов, кредиты из-за рубежа сократились с 225 до 103 млрд. Евро. Следовательно, не так много опасных эффектов, за исключением увеличения отрицательных колебаний международных рынков.

До сих пор Россия реагировала на закрытие некоторых западных рынков блестящим, неожиданным геополитическим движением против Соединённых Штатов, например, сближение с Китаем. Тут последствия очевидны: сближение способствовало блокированию украинского кризиса, становящимся вторичным среди всех кремлевских сценариев. Это также способствовало поступлению, даже неформально, большой массы китайского капитала, наполняя экономику России и, наконец, добавило стратегическое значение экономическим отношениям между Россией, Китаем.

Сближение способствовало расширению коммерческих потоков между двумя странами, падающими с 2015 года, но вызвало старые, новые двусторонние проекты: трубопровод, другие инфраструктурные сети, трансграничные зоны свободной торговли.

Россия, Китай, даже против логики санкций, создают финансовые, коммерческие институты, соответствующие автономным критериям, безусловно, защищёнными от санкций США, ЕС. Поскольку Путин достаточно хорошо понимает глобальную политику, проблемы отношения с Китаем полностью асимметричны, рискуя вызвать зависимость России от Китая. У России нет интереса создавать напряжённость между Китаем, Соединёнными Штатами, нет желания «принимать участие» двустороннего торгового соревнования между Китаем, Соединенными Штатами.

Позитивными аспектами для России являются:

  • российское оружие особенно подходит китайскому рынку, планы по сибирскому трубопроводу между Россией, Китаем всё ещё существуют;
  • Шанхай, Гонконг вскоре станут финансовыми базами многим российским компаниям;
  • обширная коммерческая область, созданная таким образом между Южной Кореей, Вьетнамом, Тайванем, уже создаёт небольшую азиатскую «систему ЕС», способную стать важным стимулом возрождения российской экономики.

С другой стороны, Китай никогда оценивать ход России по Крыму, хотя он никогда официально не высказывался по этому вопросу. «Избегайте делать звук на Востоке, а затем нападать на Запад». Сегодня нет условий для Китая, требующие военного, стратегического уровня того, что «западные дьяволы» уже могут обеспечить на экономическом уровне. Стратегическое самоубийство Запада становится реальностью.

Снова санкции США, ЕС позволили Китаю предотвратить наихудший сценарий в Хартленде, окончательную экономическую, политическую интеграцию между Россией, Восточной Европой, ЕС. Расширение к востоку от Российской Федерации соответствует серии контр-санкций, кульминацией которых для России является запрет европейских фруктов, овощей. Политика сельского хозяйства систематически падала благодаря российской политике, создававшей сильное политическое давление фермеров отменой санкций против Российской Федерации.

Политическое использование экономического выбора, контр-санкции, когда европейский «враг» слабее, то есть защищенной, субсидируемой экономике европейского сектора агробизнеса. Реакция России — расширение внутреннего производства, при активной поддержке Беларуси «недостающей доли» нового «внутреннего производства». Контрмеры российских потребителей заключаются следующим: безусловно, цены выросли, но они покупают меньше, даже потребление рыбы падает.

Если вернёмся к общей архитектуре санкций против Российской Федерации, можем отметить много других фактов. Например, помимо слабого традиционного, медиа-обоснования, со многими «насильственными действиями», искусно вызванными боевиками неопределённого характера, нефтяные санкции предназначены достигнуть одну единственную цель — сделать европейцев, давно «избегающих» американского производителя — покупают сланцевую нефть, газ, которые они (США), наконец, могут производить, создавая ситуацию почти полной энергетической самообеспеченности.

Экономическая война против России санкциями Соединённых Штатов решили конкурировать с «Северным потоком 2» между Россией, Германией, пересекая Балтику, сокращая стоимость природного газа до таких уровней, что только демпинг из Соединённых Штатов может осуществить, навязывая свой газ против которого можно найти альтернативу вблизи России.

Демпинг бесполезен: мы можем построить интегрированную экономику между Соединенными Штатами, ЕС, Россией, обладающую новыми геополитическими «правилами взаимодействия».

Следовательно, экономическая война США против России является также санкциями против Европы, перестраивая военный мир трансатлантического рынка, который нельзя было бы осуществить вместе, даже через агропродовольственный сектор, где, по сути, законы уже настолько дифференцированы между Соединенными Штатами, ЕС, делая любой обмен невозможным.

Экономическая война через правила, положения

Как доллар вырос до 76% против рубля с начала санкций (2014 год), он по-прежнему исключается из российского внутреннего рынка — это пирровая победа. Министр иностранных дел России Сергей Лавров прав, когда говорит: «санкции используются для введения смены режима России». Период 2014-2017 гг. некоторыми исследованиями установил падение российского ВВП, некоторый ущерб его экономике, определяя сумму 170 миллиардов долларов США.

Только Италия потеряла 1,25 млрд. Евро, особенно, секторами агропродовольственной, мелкой торговли. Однако вернемся к Лаврову: он является посредником постепенного, разумного прекращения режима санкций, введённого Соединенными Штатами, ЕС против Российской Федерации. Лавров знает — «нет альтернативы диалогу», —  Россия не очень хорошо разъяснила ситуацию по Крыму —  объективная истина, которую трудно проверить.

Речь идёт, чтобы право русскоязычного населения региона попало под защиту России. Как создать единую Украину, по-настоящему уважать её меньшинства, как автономную от России, так от европейских стран, НАТО. Хорошей отправной точкой может стать трёхсторонний договор между ЕС, США, Россией. Лавров обладает навыками посредничества, длительным опытом, необходимым для работы.

Стратегический уровень должен ясно показать: НАТО больше не затягивает Донбасс, украинско-грузинского регион, российские операции влияния — скрытые или нет — правительствам этих стран будут запрещены.

Старые раны, новые аппетиты возвращаются:

  • желание Польши вернуть себе Украину;
  • страсть США, НАТО общаться с Россией, уже вышедшей из этого окружения, получив явную победу в Сирии, доказывая свою большую стратегическую мудрость;
  • Окружение России автономной властью НАТО, США полностью иррационально;
  • Американские базы окружают также Иран — ещё одного неизбежного союзника России: но какова стратегическая логика США?

Потребуется посредничество, подразумевающее заверение Соединённых Штатов, что Украина, Грузия будут без «антизападных» режимов, но Россия должна быть уверена, что все операции ЕС, Польши, США, других стран не будут пытаться убедить украинцев, грузин впустить Россию, заняв этот регион.

Более того, Россия даёт понять, после многих лет катастрофического наследия «холодной войны» её политика пытается позволить Соединённым Штатам снова подмять новые, старые регионы. Однако данные регионы должны выйти из состоянии равновесия — как мы могли бы рассуждать во время «холодной войны», неудачного периода после окончания «холодной войны», поскольку такое равновесие отрицает зависимость от стратегического мышления, но среди небольших территориальных, позиционных завоеваний.

Соединённые Штаты способны дестабилизировать напряжённость с Китаем благодаря своим новым отношениям к России, действующие как эффективный посредник только потому, что у России нет, никогда не будет общих стратегических, геополитических интересов с Китаем. Если мы начнем думать многополярными терминами, где Соединённые Штаты часто разрабатывают свои самые длинные, блестящие геополитические проекты — всё становится определенно ясно. Это может быть новая работа Лаврова, предстоящую выполнить вместе со своим американским коллегой.

Об авторе:
* Профессор Джанкарло Элиа Валори — выдающийся итальянский экономист, бизнесмен, обладающий престижными академическими, национальными отличиями. Г-н Валори читал лекции по международным делам, экономике среди ведущих университетов мира: Пекинский университет, Еврейский университет (Иерусалим), Университет Йешива (Нью-Йорк), возглавлявший «La Centrale Finanziaria Generale Spa», являющийся почётным президентом Huawei Italy, экономическим советником китайской гигантской группы HNA, членом правления Ayan-Holding. 1992 год — назначен офицером de la Legion d’Honneur de la Republique Francaise, имеющий такую мотивацию: «Человек, способный видеть границы, чтобы понять мир». 2002 год — получил звание «Почётный» Академик Академии наук de l’Institut de France.