Как должна развиваться российская экономика

0
5128

Ничто не преуспеет, как успех, кто лучше знал, чем Льюис Кэролл, автор знаменитых «Приключений Алисы в Стране Чудес». Однако мало кто знает, что побудило его назвать его продолжение «Сквозь зеркало и что там нашла Алиса». Какое это имеет отношение к вопросу: как же должна развиваться российская экономика? Читайте дальше…

Как начиналась эта история

Сам факт, что Льюис Кэрролл совершил свою единственную поездку за границу (1867) — в Россию, может дать нам намёк. Это определяет меня хорошим рассказчиком, поскольку стараюсь описать, что нахожу в России с момента моего назначения ведущим экономистом Всемирного банка по Российской Федерации (Москва).

Стараюсь всегда представить более объективное представление о «твист-оборотной» экономике России. Мне кажется довольно интересным, разочаровывающим, а иногда забавным, как стереотипно характеризуется российская экономика среди двухполярных терминов: «хорошо или не хорошо». Смотровое стекло тонировано или подвешено свинцом.

Как вы могли бы правильно спросить? Ответ прост. Беря за основание данные, когда они недоступны, опираясь на экономическую теорию. Конечно, данные могут быть ошибочными, а экономика — ошибочной? Но, данные и экономическая логика остаются нашей лучшей защитой от наших человеческих предрассудков.

Как должна развиваться российская экономика?

Начнем с положительных результатов. После девяти последовательных кварталов рецессии (2014-2016) — замечательное достижение, сложившееся в экономике России от спада до выздоровления. Рост был снижен рецессией, минус 2,8% всего пару лет назад, а сегодня — плюс 1,7%. Данный поворот обусловлен тремя факторами:

Во-первых, углубление внутренней макростабильности: благодаря Центральному банку России, нацеленному корректировать инфляцию, страна пользуется самой низкой исторической инфляционной средой: годовая инфляция сегодня составляет всего 4%, а всего лишь несколько лет назад — одну треть. Если бы инфляционные тенденции 2018 года сохранились, тарелка салата Оливье составила бы сегодня 402 руб вместо 312 руб.

Удобное покрытие импорта более 16 месяцев; высокий уровень международных резервов (более 60 млрд. долл. США); гибкий режим обменного курса продолжает помогать экономике преодолевать внешние потрясения. Государственный долг перед ВВП составляет порядка 17% (площадка евро — почти 90%).

Конец 2018 — дефицит бюджета (общий, федеральный) составил более 2% ВВП, показывая малый признак расточительности. Добавьте сюда обновлённое фискальное правило России, и можно почти сказать, макрос становится скучным. Может быть, макрос, как бухгалтерский учет и стоматология, должен быть скучным?

Во-вторых, укрепление мировых цен среди сырьевых товаров: цены на нефть, упавшие до 27 долларов\баррель (начало 2016), теперь определяют комфортный диапазон — 50 долларов. Продолжается также соответствие между странами-производителями нефти — хорошая новость для любого экспортёра товаров, включая Россию.

В-третьих, восстанавливаемая глобальная экономика: первый раз после глобального финансового кризиса (2008), когда крупные развитые экономики выросли синхронно. С ожидаемым ростом — 2,1% и 1,5% (2017), экономика Соединенных Штатов, Японии укрепилась, тогда как страны еврозоны показали рост — 1,7%, значительно превышая оценочный потенциал около 1%. 2018 год — азиатские экономики, а именно: Китай, Индия, Вьетнам — все важные торговые партнёры российского центрального Востока — обеспечили значительный рост — 6,7%, 7,2%, 6,3% соответственно.

По сути, Россия помогла сочетанию макростабильности и удачи (укрепления нефтяных цен, восстановления мировой экономики). Здесь стоит подчеркнуть заниженное признание удачи. Мы часто переоцениваем рост политиков, когда основным фактором является, действительно, просто удача.

Известная статья Уильяма Истерли, озаглавленная «Хорошая политика или удача?», прекрасно подчеркивает данный момент, поскольку эта статья провокационно утверждает, что везение важнее политики. Данное высказывание напоминает историю о том, кто когда-то привёл талантливого генерала к Наполеону. Наполеон возразил: «Мне всё равно, талантлив он или нет. Ему повезло»? Несомненно, Россия выиграла от удачи (хорошего климата, способствуя тому, что Россия стала крупнейшим производителем, мировым экспортёром пшеницы).

Как насчёт проблемных областей?

Ну, есть несколько:

Одно очевидное — снова удача, но теперь невезение. Хотя основной глобальный рост (прогнозируемый почти 3%) является сильным, он может оказаться неустойчивым из-за снижения инвестиций, роста производительности труда. Высокая задолженность также является проблемой (задолженность домашних хозяйств развивающихся стран растёт, есть признаки, что корпоративные балансы становятся более уязвимыми, например, российские, где нефинансовые корпоративные секторы также демонстрируют более слабые условия).

Если нынешний пробег удачной глобальной удачи из-за этих факторов или других: значительное падение нефтяных цен, либо внезапное ужесточение глобальных финансовых условий, это будет нехорошим предзнаменованием всему миру или России.

Есть и другие, о чём говорит наш последний российский экономический отчет. Во-первых, несмотря на скромное снижение уровня бедности (2018), почти 20 миллионов россиян по-прежнему остаются за чертой бедности. Во-вторых, даже при исторически низком уровне безработицы около 5%, уровень безработицы по регионам остаётся неравным: с 1,3%, 1,7% (Москва), Санкт-Петербург до 18,7%, Республика Тыва, 27% (Ингушетия).

Наш отчет показывает: регионы также несут основную тяжесть фискальной корректировки кризисных лет за счёт массового сокращения социальных расходов. Больше разрезов может быть неустойчивым, нежелательным. В-третьих, банковский сектор остается хрупким. Недавняя помощь 3-го, 5-го, 9-го крупнейшим частным банкам (Otkritie, B & N Bank, Promsvyazbank) показывают сохраняющуюся хрупкость российской банковской системы. Как новый механизм разрешения банковской деятельности будет реализован, он станет ключом к сохранению стабильности, восстановлению доверия общественности.

Что мешает развитию экономики в России

Хотя вышеперечисленные недавние неудачи не вызвали заметного стресса более широкого банковского сектора, их долгосрочный эффект — отсутствие полного лишения — скорее всего, увеличит государственную собственность банковского сектора, вызвав озабоченность по поводу долгосрочных проблем конкуренции, инноваций. Возможно, это хороший момент, чтобы положить конец этой колонке.

Подводя итог 2020 году: Россия отходит от рецессии к восстановлению и может противостоять более серьёзным колебаниям мировой экономики. Однако улучшенная макроустойчивость связана с сокращением роста физического, социального капитала.

Действительно, проблемы России сейчас лежат прежде всего внутри её границ: усиление конкуренции и инноваций, заставляющие включить рост производительности России — конечную движущую силу экономического роста. Но большинство комментаторов почему-то оставили без освещения момент, когда производительность России была низкой, снижалась ещё до того, как произошёл удар по двойным ценам: нефть и санкции (2014). Может ли это измениться в 20-х годах XXI века? Будьте на связи…